Не все жители Тайцзи поддерживают охоту на дельфинов

Опубликовано Опубликовано в рубрике Новости

Это очень важная статья, которая поможет многим понять ситуацию с точки зрения жителей Японии.

Источник: http://m.digitaljournal.com/article/321638


Сакаэ Хэмми из природоохранной организации Elsa Nature Conservation рассказывает о трудностях просвещения жителей Японии о токсичности дельфиньего мяса, и о том, как противостоять охоте на дельфинов в своей стране, сохраняя разумный взвешенный подход.
Сакаэ Хэмми и её муж профессор Эйдзи Фудзивара трудятся для защиты окружающей среды уже 36 лет. Вместе они создали некоммерческую организацию Elsa Nature Conservation, которая была основана в 1976 году с целью убедить соотечественников уважать все формы жизни на планете, в частности дельфинов и китов.
Это непростая задача для нации, для которой китобойный промысел — это привычное дело, но профессор Эйдзи и Сакаэ продолжают свою деятельность в многочисленных публикациях. Многие годы они пристально документировали факты убийства китообразных в своей родной стране.
Путь Elsa весьма тернист. Бороться с твердыней устоявшихся мнений в своей собственной стране означает, что необходимо внимательно сбалансировать активность и осторожность. В результате Elsa сделали ставку на научные данные и образовательные проекты, чтобы воздействовать на общество через умы и сердца людей. Это было очень успешным решением, несмотря на многие препятствия.
Долгое время японские медиа отказывались освещать альтернативную точку зрения на сохранение дельфинов и китов, лишая Elsa точки опоры.
Digital Journal поинтересовался у Сакаэ Хэмми, как это повлияло на Elsa и распространение их идей в Японии.
Когда мы начали нашу работу по защите дельфинов, они не были популярны. В Японии о них мало знали, и сначала нам нужно было объяснить, что это вообще за животные. Президент  Elsa Эйдзи Фудзивара — писатель, и он опубликовал много книг о дельфинах и сохранении окружающей среды. Я тоже начала писать о дельфинах и переводить книги о дельфинах, например, книгу Хораса Доббса (основателя International Dolphin Watch, http://www.idw.org/ )
Наши идеи о сохранении дельфинов и их жизни в дикой природе казались издателям неожиданными, но нам нужны были публикации, чтобы изменить общественное мнение. Японские медиа просто вообще их не понимали, они не были как-то специально враждебны, но их реакция нас расстраивала.
Однако некоторые СМИ нас поняли и предоставили Эйдзи возможность писать о сохранении дельфинов и наших действиях. Тогдашняя ситуация с медиа была, на мой взгляд, лучше, чем сейчас. Сейчас СМИ интересуются только конфликтом между сторонниками рыбного промысла Тайцзи и группой противников охоты, называющей себя Хранители Бухты (Cove Guardians).
Когда в 2009 году вышел фильм «Бухта» (The Cove), это помогло деятельности Elsa или имело побочные действия?
Я считаю, что фильм «Бухта» помог сделать доступной для японской публики важную информацию об охоте на дельфинов, загрязнения ртутью и проблеме содержания дельфинов в неволе.
Как вы знаете, показать этот фильм в Японии было непросто. Даже ученые и правительственные чиновники поддерживали идею запретить фильм. Elsa получили разрешение от Луи Психоиса показать «Бухту» на нашем симпозиуме (с нашими субтитрами), и затем мы с участниками обсуждали охоту на дельфинов и загрязненное мясо дельфинов. Мы отвечали на вопросы и предъявляли точные данные и факты об охоте и токсичности мяса.
Elsa опросили 365 участников симпозиума и дискуссий, и выяснили, что 68 процентов опрошенных считают, что охоту на дельфинов в Тайцзи нужно остановить, один процент нашёл фильм скучным, 21 процент интересным и 66 процентов заявили, что фильм заставил их задуматься над изложенными проблемами.
В то же время в японских медиа «Бухта» упоминался как нелегально снятый фильм, порочащий национальную пищевую культуру. К нашему удивлению, создалось ошибочное мнение, что это именно мы сняли фильм, и за это нас начали критиковать. Это было неожиданным и неприятным последствием, но так мы смогли рассказать более чем трем сотням людей о том, что такое охота на дельфинов, и заставили их задуматься о важных вещах, которые описаны в фильме: охота, загрязнение ртутью и содержание дельфинов в неволе.
Так как Elsa — японская организация, вы обладаете знанием о том, как правильно взаимодействовать с японской культурой и обществом. С вами связывались другие организации, занимающиеся охраной дельфинов?
Нет. Не организации, а отдельные люди писали мне, предлагая помощь. К 2000 году идеи Elsa были поддержаны многими зарубежными организациями — HSUS, WDCS, Cetacean Society International (CSI), International Dolphin Watch (IDW), Earth Island Institute, BlueVoice. org, Oceancare, Marine Connection, Dolphin Project, International Aid for Korean Animals, Australians for Animals и так далее. За последние несколько лет многие другие организации присоединились к нам в защите дельфинов в Японии. Они поддерживают нас и сейчас.
Вам не кажется, что обо всей Японии и её людях начали судить по той малой их части, которая участвует в охоте на дельфинов? Насколько это усложнило вашу деятельность внутри страны?
Да, иногда я так чувствую. И я думаю, это чувствуют и другие люди в Тайцзи. Далеко не все жители Тайцзи одобряют охоту на дельфинов, и только небольшая группа охотников принесла дурную славу всему городу. Мы оказались в такой же ситуации: несколько зарубежных активистов были объявлены эко-террористами, и из-за этого Elsa, японская группа, контактирующая с зарубежными, получила репутацию радикальной группы, связанной с эко-террористами.
Нас критикует не только местное управление Тайцзи, но и сторонники китобойного промысла, и даже некоторые японские группы и деятели, борющиеся с этим промыслом. Нам нужно всегда быть очень внимательными, чтобы нас понимали правильно.
С точки зрения стороннего наблюдателя, для привлечения внимания к теме сохранения дельфинов будет хорошо, если в дело вступят сами граждане Японии. Это так?
Да, я тоже так думаю. У нас есть японские коллеги, которые сотрудничают с нами, чтобы прекратить охоту на дельфинов, и организации, которые поддерживают наш тыл. Однако, у них достаточно своих собственных дел, и им будет нелегко распространить свою деятельность на защиту и сохранение дельфинов.
Когда они начинают действовать, они получают негативный отклик. Наше правительство всегда старается продвигать и поддерживать китобойный промысел и охоту на дельфинов, это национальная политика. Организация, выступающая против охоты, скорее всего в глазах общественности будет выглядеть радикальной. Организация, работающая с иностранными активистами и группами, становится мишенью для критики. Но всё же я верю, что международное сотрудничество важно для того, чтобы прекратить эту охоту.
Elsa также приходится сталкиваться с официальной позицией государства, которое считает охрану дельфинов «не соответствующей исторической реальности Тайцзы». Почему правительство так поддерживает эту точку зрения?
В основном чтобы сохранить свой доход, я считаю. Институт изучения китообразных (The Institute of Cetacean Research, ICR) это такая машина из винтиков и шестеренок, движение которой поддерживается доходами от китобойного промысла и государственными субсидиями. Если машина остановится, многие ее винтики потеряют свой заработок. Я не отрицаю, что китобойный промысел РАНЬШЕ был культурной традицией. Однако, как я писала в своей статье, «традиционная» охота на китов закончилась в 1878 году, когда катастрофические темпы охоты опустошили китобойные угодья Тайцзы.
История регулярной охоты на дельфинов насчитывает всего 42 года, с 1969, когда произошел первый массовый вылов гринд для демонстрации в Китовом Музее Тайцзи (Taiji Whale Museum). Охота на дельфинов -это часть поощряемого государством рыболовного промысла. Это выгодно рыбакам, поэтому они не хотят отказываться от такой возможности.
В настоящее время всего 8.5% населения Тайцзи занято в рыболовном промысле, и всего около 100 человек связаны с охотой на китообразных. Исторические и демографические данные противоречат мнению, что Тайцзи — это город китобоев, и без этого промысла не выживет.
У меня нет статистики, но я слышала, что даже в самом Тайцзи потребление дельфиньего мяса падает из-за того, что оно загрязнено вредными веществами. Как я уже упоминала, лично я считаю, что охота на дельфинов это просто попытка маленького города получить большую выгоду, а никак не элемент традиционной культуры. Еще одним аргументом за продолжение охоты становится то, что ни правительство Японии, ни городское управление Тайцзи не хотят уступать международным и японским  организациям, выступающих за запрет охоты и отловов.
Тогда что стоит предпринять людям и организациям из других стран, чтобы помочь работе Elsa внутри Японии?
Продолжать выражать несогласие законным, мирным и ненасильственным образом. Посылать в Японию харизматичных ораторов и переговорщиков. И по возможности поддерживать Elsa и японских коллег финансово.
Массовая охота на дельфинов устраивается по экономическим причинам. Это часть рыболовного промысла, который разрешён и поддержан нашим правительством. Но если охота будет приносить мало выгоды рыболовам, они просто откажутся продолжать. Их источники доходов это продажа дельфиньего мяса потребителям и продажа живых дельфинов для содержания в неволе.
Заключать дельфина в бассейн — это насилие с точки зрения природы китообразных. Однако тёмная сторона этой индустрии малоизвестна в Японии, и считается, что аквариумы — полезный познавательный ресурс. По нашему опыту 2009 года, провести симпозиум, показать образовательные фильмы о дельфинах в плену и на воле, и обсудить это с участниками — очень эффективный способ обучать японскую публику.
Наш опрос на симпозиуме в 2009 году показал, что 69% опрошенных не знали, откуда берутся дельфины в аквариумах, в то время как 28% сообщили, что знали. Несмотря на то, что это занимает много времени и денег, такой подход поможет изменить устоявшиеся взгляды на проблему в Японии. Также очень важно распространять результаты наших действий через интернет.
Вместе с нашим коллегой мы собираемся начать проект по защите диких дельфинов, обитающих вокруг одного маленького острова, принадлежащего Токио. Мы будем работать совместно с местными жителями, местным управлением и рыбаками. Программа по защите дельфинов в водах, где производится рыбная ловля, это для Японии редкое и новое явление.
Это попытка мирного сосуществования людей и диких дельфинов. Ее успех будет иметь большое значение. (См. «Проект Тошима. Где в Японии относятся к дельфинам с уважением». http://campaign.r20.constantcontact.com/render?llr=4ccivebab&v=001T68Z-93cJFaKBYBugZ27qpaktQAGboAztFpbC7V2X7Kdgsoewp_b3YWPvyBqTo2sni280OLxH8PbgK7WdnB_tcgninVgvMie6hxzRyVojGtGQ2Gd1tqSfA%3D%3D)
Средства, которые мы получаем, будут направлены на наши проекты по прекращению охоты и защите диких дельфинов, описанные выше. Я понимаю, что у каждой организации и каждого отдельного человека есть свои собственные взгляды и стратегии для прекращения охоты.
Я считаю, что то, что дельфины плавают рядом с Японией, совсем не означает, что они — японские. Они — океанские, прекрасная часть большого мира. Поэтому я убеждена, что организации со всего мира имеют право работать в Тайцзи и Японии на благо дельфинов, пользуясь теми способами и стратегиями, которые  они считают лучшими.
Я не хочу вмешиваться в планы других организаций, даже если их методы не особо подходят нынешней ситуации в Японии. Однако я бы хотела чтобы они знали и учитывали, что броские демонстративные действия будут восприняты японской публикой как провокация, и это только увеличит симпатию к рыбакам-охотникам на дельфинов. Это сильно затрудняет нашу деятельность.
Активисты и зоозащитники из других стран настаивают, что они должны просвещать и обучать наш народ. Но для того, чтобы это было успешном необходимо многое знать японском народе. Боюсь, что вообще говоря, над обучением жителей Японии уже поработали правительство и массмедиа. Просвещать японцев — непростая задача.
Нам нужны те, кто сможет привлечь много внимания — художники, учёные, известные актёры и певцы. Мы были бы рады, если бы у таких людей нашлась возможность посещать наши симпозиумы и беседовать с участниками.
Факты и статистика.
Elsa сейчас работает совместно с некоммерческой  организацией BlueVoice.org, расположенной в США. Вместе они постоянно и независимо тестируют продаваемое в Японии мясо дельфинов на содержание ртути и других токсичных загрязнений. Обладая точной статистикой того, сколько дельфинов поймано во время охоты, Elsa и BlueVoice используют это, чтобы рассказать японцам об опасности употребления токсичного мяса.
Ниже представлено видео из документального фильма Харди Джонса When Dolphins Cry (Когда дельфины плачут)(http://digitaljournal.com/article/319410), где участвует Хэмми. В этом интервью Харди беседует с менеджером аквариума Shimoda, расположенного около города Футо, Япония.
Менеджер охотно признает, что деньги от продажи пойманных дельфинов необходимы, чтобы устроить следующую резню. История о дельфинах в неволе изложена в фильме и в книге Харди, доступных на http://www.hardyjonesdolphins.com/
https://youtu.be/60jEktJkrC8
В следующем интервью Digital Journal с Сакаэ Хэмми она рассказывает, насколько токсично мясо дельфинов, и сообщает цифры того, сколько дельфинов убивают в Японии ежегодно. Также Хэмми поднимает вопрос того, почему японское правительство всё ещё разрешает продавать мясо дельфинов в супермаркетах.

 

Перевод для SaveDolphins.net: Лариса Бучок

Добавить комментарий