Исследование показало, что в неволе погибает огромное количество морских млекопитающих

Posted on Posted in Новости

Интересная и занимательная статья, написаннная в далеком 2004 году напимонает то, что происходит у нас в России сейчас.

Статья немного устарелая, но перевести ее захотелось именно потому, что то, что мы видим сейчас у нас в стране уж очень напоминает то, что было в те далекие годы за рубежом. Учитывая то, что в Америке и других странах, индустрия содержания морских млекопитающих стремительно идет ко дну, хочется верить, что и у нас это произойдет….хотелось бы только, чтобы это произошло быстрее, чем через 20-30 лет.

В статье приводятся страшные цифры смертности дельфинов, косаток и морских котиков в неволе. В России морские млекопитающие постоянно умирают, но так как нет никакой учетности, статистику не составить, хотя очевидно, что она будет очень печальной, наверное даже печальнее, приведенной в этой статье.

Источник: http://www.sun-sentinel.com/sfl-dolphins-parksmay16-story.html

 

Более 1600 морских млекопитающих, включая первого Шаму, были вывезены из территориальных вод США в аттракционы по всему миру. Уже более 10 лет американские зоопарки и водные парки не подавали заявок на отлов морских млекопитающих, но не исключают такой возможности — чтобы получить новый генетический материал. Другие страны всё ещё практикуют отлов дельфинов и китов в природе — в особенности это касается стран Карибского бассейна, где всё большую популярность набирают аттракционы, предлагающие туристам поплавать с дельфинами.   На данный момент Куба — лидер по мировому экспорту афалин (бутылконосых дельфинов).

Морские млекопитающие в парках и зоопарках США находятся под федеральной защитой, однако федеральные инспекторы не торопятся обеспечивать выполнение любых инструкций и правил, от качества воды до ухода и лечения, даже после задокументированных смертей животных. Национальная служба морского рыболовства с 1972 года ведёт реестр морских млекопитающих, находящихся в неволе, но не следит за выполнением правил по учёту рождений, смертей и перемещений животных, полагаясь на информацию, предоставляемую парками. В сотнях случаев в реестре не указана причина или даже сам факт смерти.

«Нам не хватало времени и сил провести такой анализ, – говорит Стив Лэзери, глава Отдела лицензирования морских млекопитающих Службы рыболовства. – Это первая попытка серьёзно и непредвзято взглянуть на ситуацию со стороны».

Питер Дойч, член Палаты представителей США и представитель Демократической партии в Подкомитете по надзору и расследованиям, назвал результаты «тревожным сигналом для всех нас».

«Не вызывает сомнений, что нам нужно прикладывать больше усилий, – заявил Дойч в Форт-Лодердейле. – вы обнаружили то, что при всём своём контроле упустило правительство».

Фрэнк Паллоне-младший, член Палаты представителей США и представитель Демократической партии в Подкомитете по рыболовству, дикой природе и океанам, заявил: «Конгресс не взял на себя ответственности взглянуть на эту проблему эффективно».

«В мире нет другого такого места, как SeaWorld («Морской мир») Орландо! – говорится на сайте компании. – Кормите дельфинов, насладитесь невероятным представлением и попробуйте остаться сухими, когда к вам подплывает знаменитый на весь мир Шаму! SeaWorld Орландо — ближе некуда».

SeaWorld — самый крупный и узнаваемый морской парк в мире. Руководители компании говорят, что уход за животными и знания о них значительно улучшились с момента зарождения сегмента индустрии.

«40-50 лет назад люди ловили дельфинов в море и понятия не имели, как о них заботиться, – говорит Джим МакБейн, старший ветеринарный врач компании. – Им не очень везло. Они улучшали свои навыки по ходу дела».

Представители индустрии заявляют, что, хотя некоторые животные и не выдержали условий содержания, они послужили высшей цели — тому, чтобы привить миллионам посетителей парка уважение к обитателям морей.

«Учитывая количество людей, которые увидели этих животных и знают о них, а в противном случае не обратили бы на них никакого внимания, мы можем сказать, что эти животные выступили как истинные посланники  природы к людям, – говорит Майкл Хатчинс, директор Департамента науки и охраны природы в Американской Ассоциации Зоопарков и Аквариумов (ААЗА). – И это следует учитывать, когда мы говорим о том, чего это стоило конкретным животным».

Повсюду во Флориде мы видим одну и ту же картину: довольные посетители аплодируют плещущимся звёздам, пока те прыгают, ходят на хвосте и делают сальто по команде.

От поднаторевших в пиаре больших парков вроде SeaWorld до заштатных зоопарков с несколькими морскими млекопитающими — все парки предлагают идиллическую картинку.

«Мы предоставляем нашим животным наилучший уход, – сказано на сайте Морского Театра (Theater of the Sea) в Исламорада. – Человечество заботится о многих животных; очень немногие из них получают тот же уровень заботы, что и морские млекопитающие».

Но морские парки и зоопарки умалчивают о том, что многие из этих животных долго не живут.  За последние 30 лет, согласно федеральным данным, менее половины дельфинов и морских львов дожило до 20 и 14 лет соответственно — уровня продолжительности жизни, который предполагает сама индустрия.

Зато с уверенностью можно сказать, что около 3850 морских млекопитающих погибло, находясь на попечении человека, согласно Реестру морских млекопитающих Национальной службы морского рыболовства. И это единственный документ о том, сколько смогли прожить животные.

Данные реестра показывают, что чуть более, чем за 30 лет погибло 1127 бутылконосых дельфинов. Из 875 дельфинов, чей возраст мы можем определить, более половины не дожило до 10 лет, и 83% погибло в возрасте до 20 лет.

Что касается Калифорнийских морских львов, вида, который встречается в морских парках и зоопарках чаще всего, погибло 1262 морских льва, чей возраст мы знаем или можем примерно подсчитать. Половина из них не дожила до 5 лет, 77% не дожила до 14.

Среди косаток — самых эффектных млекопитающих в тематических парках — согласно реестру, 24 умерли, прожив в среднем 10,2 лет. Средний возраст 43 косаток, которые сейчас живут в неволе, – 15.7 лет. Согласно веб-сайту парка SeaWorld в Орландо, исследователи из Тихоокеанской северо-западной Национальной Лаборатории считают, что самки косаток, которые переживут первые несколько лет, когда они будут наиболее уязвимы, доживут до 50 лет, а самцы — до 30. По данным исследователя, который наблюдает за косатками в Пьюджете, некоторые особи доживали на воле до 90 лет и более.

Представители индустрии заявляют, что животные в неволе теперь живут дольше благодаря лучшему питанию, лечению и знанию того, что необходимо для их здоровья.

В ответ на запросы газеты, ААЗА попросила своего члена, биолога и специалиста по охране природы Кевина Уиллиса, подсчитать предполагаемую продолжительность жизни животных. Учитывая как улучшающиеся условия их жизни, так и данные по погибшим животным, Уиллис обозначил в качестве средней продолжительности жизни 20 лет для дельфинов и 14 — для морских львов.

До этого возраста дожили 42% дельфинов и 60% морских львов из тех, что сейчас обитают в неволе.

По словам представителей индустрии, получение точных данных по продолжительности жизни животных в зоопарках и морских парках займёт ещё около 30 лет.

Согласно заявлениям морских биологов, представителей индустрии и федерального правительства, сложно определить, сколько живут морские млекопитающие в неволе и сколько они должны жить – по сравнению с теми, кто живёт в дикой природе. По их словам, возможности изучения дикой жизни ограничены, поскольку речь идёт об исследовании популяций слишком маленького ареала в течение слишком короткого периода времени.

В рамках одного часто цитируемого исследования учёные наблюдали за бутылконосыми дельфинами в заливе Сарасота в течение 34 лет. Исследователи не торопятся делать выводы о средней продолжительности жизни дельфинов, однако по меньшей мере четыре из 140 особей, за которыми ведётся наблюдение, старше 50 лет.

Только один дельфин из примено 1500, содержавшихся в неволе в последние 30 лет (включая как живых, так и умерших) дожил до 50 лет — Нэлли из парка Маринлэнд (Marineland) во Флориде.

Согласно федеральным архивам, морские млекопитающие, которые никогда не жили в дикой природе, а воспитывались специально для показа в парках, погибали значительно раньше. Даже выбросившиеся на берег дикие животные, которые попали в морские парки аттракционов из-за болезни или травмы, жили дольше, чем рождённые в морских парках и зоопарках.

К примеру, выросшие в неволе морские львы погибали в среднем в возрасте 3-5 лет. Напротив, морские львы, пойманные в дикой природе, проживали в среднем 11,4 лет, а выбросившиеся на берег — 10,5 лет. Та же тенденция наблюдается и в случае дельфинов, китов и тюленей.

Масштабные аналогии между заведениями, где держат морских млекопитающих, проводить сложно из-за различий в таких факторах, как число животных и их происхождение. Также в федеральном реестре недостаточно подробной информации для того, чтобы определить, насколько важны такие переменные, как опытность персонала, частота проверок здоровья животных, диета животных, размер бассейнов и вольеров, а также то, была ли вода в них обработана химически.

Однако посетите морской парк аттракционов, и вы не услышите ничего об этой неопределённости, ни одного обсуждения факторов содержания животных. Стандартный посыл работников парка — их животные здоровы, счастливы и живут по меньшей мере так же долго, как их сородичи на воле.

Морской парк Сиаквариум (Seaquarium) в Майами заявляет на своём веб-сайте, что у дельфинов в неволе «продолжительность жизни гораздо выше». Представители парка Seaquarium сообщили нашей газете, что это заявление основано на данных веб-сайта их конкурентов, парка аттракционов  во Флорида-Кис.

С 1972 года погибли 64 из 89 дельфинов парка Seaquarium. Из тех, чей возраст можно установить, более половины погибло в возрасте 10 лет и менее, включая 16 дельфинов в возрасте менее 1 года. Из 25 дельфинов, которые в данный момент живут в морском парке, возраста двадцати лет достигла одна треть.

«Здесь есть также элемент публичности, пиара, – говорит Том Лантос, демократ и член Палаты представителей США от города Сан-Матео, Калифорния. – Они хотят, чтобы их клиенты были довольны тем, что они делают».

Техасский Государственный Аквариум (Texas State Aquarium) в Корпус-Кристи увеличил свою посещаемость на 50000 человек в прошлом году и собрал 12 миллионов долларов на бассейн, в котором будет содержаться новый экспонат, описанный на сайте Аквариума как «дельфины, не подлежающие выпуску на волю … не обладающие достаточными навыками, чтобы выжить в природных условиях».

Дельфины, принадлежащие этому некоммерческому аквариуму, Сандэнс и Кимо, не больны и не получали травм. Они были пойманы у побережья Флориды в 1988 году и теперь «не подлежат выпуску на волю», поскольку они провели слишком много времени под опекой людей.

«Возможно, это («не подлежащие выпуску на волю») – не лучший термин», – говорит исполнительный директор аквариума, Том Шмид.

Морские парки и зоопарки «хотят, чтобы вы думали, что они там по воле Божьей или что они спасают животных», – говорит Рик О’Барри из Майами, дрессировщик дельфинов в телесериале «Флиппер» (1964-1967 гг.), который в настоящее время организует кампании против содержания морских млекопитающих в неволе.

«Если бы люди знали правду, они не купили бы ни единого билета. Это всё ради денег».

По закону, сооружения, в которых содержатся морские млекопитающие, подлежат лицензированию и испектированию, однако газета Sun-Sentinel обнаружила, что правительство делает очень немногое для соблюдения этих правил, редко взимает штрафы или закрывает сооружения. Морским аттракционам не хватает мотивации, чтобы исправлять проблемы, указанные инспекторами, и чтобы передавать информацию Службе рыболовства.

Федеральный закон требует от правительства вести реестр рождений, смертей и переводов морских млекопитающих, включая животных и их потомство, отправленное из США за рубеж. Служба рыболовства полагается на данные, которые морские парки ей передают, однако многие предприятия толкуют закон в свою пользу, как если бы они не были обязаны отчитываться о мёртворождённых млекопитающих и смертях новорождённых.

Некоторые включают в отчёт государству ещё меньше данных.

Наша газета выяснила, что сотни животных просто исчезли из записей после перевода в другой бассейн, другие животные по бумагам живут в морских парках, которые закрыты уже с десяток лет, а федеральные чиновники и не подозревают о многих рождениях и смертях.

Немо, калифорнийский морской лев из Зоопарка Сенека (Seneca Park Zoo) в Рочестере, Нью-Йорк, умер в июне 2000 года, согласно веб-сайту зоопарка. Три года спустя он всё ещё числился среди живых в государственном реестре.

«Я бы сказал, что это была канцелярская ошибка», – заявил директор зоопарка, Ларри Сорель.

Научный центр изучения дельфинов в Грасси Ки не отчитался государству о рождении и смерти [дельфина] Дестини в марте 2001 года. Также в отчётах не был упомянут Тэннер, дельфин, рождённый, согласно веб-сайту центра, в 2002 году. Представители центра отказались от комментариев.

По словам Лэзери, главы Отдела лицензирования морских млекопитающих, Службе рыболовства не хватает средств, чтобы гарантировать точность отчётов из парков и зоопарков. «Существует множество противоречивых требований. Мы сфокусированы в основном на тех животных, которые живут на воле, в экосистеме».

Парк Marineland рядом с Сент-Огастин, изначально задуманный как подводная киностудия, называет себя «первым Американским тематическим морским парком». В 1938 году, когда парк открылся, его посетили 20000 человек.

За этим парком последовали Морской Театр (Theater of the Sea), Морской парк Seaquarium в Майами (Miami Seaquarium), Аквариум Флоридского залива (Florida’s Gulfarium) в Форт-Уолтон-Бич. В 1960 морские парки переживали расцвет благодаря фильму 1963 года «Флиппер» и одноимённому телесериалу, а также появлению в парках косаток.

Аквариум Ванкувера (The Vancouver Aquarium) заказал скульптурное изображение косатки, но вместо этого получил живой экспонат. Китобои загарпунили самца косатки, чтобы использовать его в качестве модели для скульптора, но животное неожиданно выжило. Аквариум выставил его на обозрение, неправильно обозначив его пол и назвав его «Кукла Моби» (Moby Doll, по аналогии с Моби Диком). Косатка прожила три месяца, в течение которых посетители и представители СМИ валом валили в аквариум, чтобы посмотреть на чёрно-белого исполина.

«Наш опыт с Куклой Моби позволил нам далеко продвинуться в понимании морских млекопитающих», – написал тогдашний директор аквариума Мюррей Ньюман в автобиографии 1994 года. «Однако в то же время, мы, сами того не желая, открыли дорогу новой жажде наживы».

На сегодняшний день, согласно федеральному реестру, в морских парках, аквариумах и зоопарках США живёт более 1200 косаток, дельфинов, тюленей и морских львов, и сотни живут за рубежом.

В Карибском море каждый год открывается в среднем по два аттракциона, предлагающих поплавать с дельфинами. Они в основном ориентированы на пассажиров американских круизных судов.

Морские парки нашли модель получения постоянной прибыли. Входные билеты могут стоить до 130 долларов, не считая активно продвигаемых дополнительных услуг.

Побыть один день дрессировщиком дельфинов — стоит 650 долларов. Подержать футболку и дать дельфину её раскрасить — 55 долларов. Отправить близкого человека с физическими ограничениями на «терапию» дельфинами — не менее 2000 долларов в неделю.

Невозможно точно сказать, насколько выросла индустрия, поскольку морские аттракционы не публикуют данные о доходах и посещаемости.

Но, согласно одной из торговых публикаций, только в прошлом году один парк SeaWorld посетило 11 миллионов человек.

С помощью обнародованных данных, веб-сайтов и информации, предоставленной некоторыми из учреждений, газета Sun-Sentinel подсчитала, что в прошлом году заведения, где держат морских животных, посетило более 50 миллионов человек, потратив по меньшей мере 1 миллиард долларов.

В заливах архипелага Флорида-Кис и по западному побережью Флориды бутылконосые дельфины прыгают, плывут за лодками и скользят в воде, подобно торпедам. С 1960-х по 1980-е сотни из них были выдернуты из естественной среды обитания и оказались в морских парках.

«Здоровые, активные, смышлёные дельфины, готовые к демонстрации», – говорилось в брошюре Международных Дельфиньих Услуг (Dolphin Services International), компании,  одним из директоров которой был ветеринар Джей Суини, отловивший в 1980-е годы по меньшей мере 80 дельфинов. «Доставим дельфинов любого размера и пола … замена по 90-дневной гарантии».

Суини предлагал опытную «отловную команду», тренировку для шоу и транспортировку c «быстрой доставкой из Международного аэропорта Майами»

Пойманные им флоридские дельфины оказывались в парках США, Швейцарии, Финляндии, Англии, Израиля и Канады. По нашим данным, девятнадцать из них погибли в течение 5 лет, 10 прожили меньше года.

Сибил, пойманная в 1983 году, погибла в Англии спустя семь недель после прибытия в Ноусли Сафари Парк (Knowsley Safari Park) рядом с Ливерпулем.

Амит, ещё один пойманный Суини дельфин, провёла почти четыре года в Тель-Авивском Дельфинариуме (Tel Aviv Dolphinarium), а затем её отправили в 1986 году в Швейцарию, в Детский зоопарк Книс (Knie’s Kinderzoo). Согласно записям, она умерла от сердечного приступа спустя два дня после переезда.

В 1985 году Суини поймал шесть дельфинов для «Центра EPCOT», части Диснейуорлда в Орландо. Джино прожил меньше года. Ещё трое погибли к 1990 году.

Суини заявил, что он не был «знаком с биографией каждого животного».

«На смерть каждого конкретного животного, как и на смерть конкретного человека, может повлиять большое количество факторов … и не всегда возможно указать точную причину конкретной смерти», – сказал он.

В 1980-х Суини основал компанию Долфин Квест (Dolphin Quest), которая управляет аттракционами, предлагающими поплавать с дельфинами, на Гавайях, во Французской Полинезии и на Бермудских островах.

Тэд Гриффин свободно говорит о своём китобойном прошлом. В течение семи лет, начиная с середины 1960-х, когда законодательных ограничений на охоту было немного, Гриффин, по собственным оценкам, с помощью своей команды «отловил и переправил где-то примерно 30-34» косатки. Среди них был Хьюго, который дожил до 1980 года в парке Seaquarium в Майами, и Лолита, которая всё ещё живёт в том же парке; её возраст, по оценкам, составляет 37 лет.

Но даже у таких опытных ловцов, как Гриффин, охота не всегда шла гладко.

Отвечая на вопросы телефонного интервью из своего дома в Бельвью, штат Вашингтон, Гриффин вспоминает, что в 1970 году, в бухте Пенн неподалёку от Вашингтона, экипаж судна Гриффина поймал 40 косаток. Три или четыре из них в темноте запутались в сетях и погибли.

Имея на борту сопровождающего специалиста, назначенного государством, экипаж, по словам Гриффина, скрыл факт гибели животных, а позже незаметно избавился от трупов.

По словам Гриффина, ранее они отправляли трупы животных государству для исследований — до тех пор, пока один из чиновников не заявил ему: «Мы вам не свалка трупов для ваших китов».

Заводы по переработке отходов и вытопке жиров были счастливы получать массивные туши, которые они превращали в удобрения или корм для собак, но иногда заводы оповещали СМИ, говорит Гриффин. Команда не хотела рисковать.

«Мы привялали к их хвостам якоря и камни и утопили их в заливе», – вспоминает Гриффин.

Таким же образом они избавились от тела матери Шаму за пять лет до того, в 1965 году.

Гриффин рассказывает, что они с напарником на вертолёте искали в заливе Пьюджет косатку для Аквариума Гриффина в Сиэттле (Seattle Aquarium). Они заметили юное животное, его мать и другую косатку.

Он винит «неудачный выстрел» в том, как обернулась охота. «Ты надеешься, что косатка вынырнет в тот же момент, как гарпун долетит до воды», – говорит он. «Но тут всё непросто. Самка вынырнула на поверхность и попала под гарпун».

Мать погибла, а детёныш вёл себя слишком агрессивно по отношению к Гриффину. Компания SeaWorld хотела заполучить косатку для своего парка в Сан-Диего и, рассказывает Гриффин, согласилась взять детёныша в аренду за 2000 долларов в месяц. Там его назвали Шаму.

«Они беспокоились о возможных проблемах с косаткой», – говорит Гриффин. – «Мы договорились, что если он погибнет не по их халатности, я поставлю им нового».

Проблем не было. Шаму имел оглушительный успех.

«Посещаемость начала расти с ошеломительной скоростью», – вспоминает Гриффин. – «Другие океанариумы поняли, что они тоже могут поднять свою посещаемость. Все захотели косаток».

Шаму умер спустя шесть лет после поимки. После него это имя носило ещё 50 косаток, принадлежавших парку SeaWorld.

Представители SeaWorld заявили, что у них нет документации о поимке животных и не знают ни одного сотрудника, который был бы с такими документами знаком.

Сколько косаток и дельфинов погибло при поимке — неизвестно. Согласно федеральным архивам, их было по меньшей мере 22.

Однако федеральное правительство редко пользовалось правом посылать наблюдателей для обеспечения гуманности отлова млекопитающих, и, как показывает опыт Гриффина, охотники скрывали смерти.

Согласно имеющимся данным, две трети пойманных в 1970-х и 1980-х годах морских млекопитающих мертвы.

Три северных китовидных дельфина, выловленных для компании SeaWorld в 1982 году, погибли в течение примерно двух недель. Согласно документам, шесть из восьми тихоокеанских полосатых дельфинов, приобретённых компанией в 1973 году, были мертвы к концу того же года.

«Я даже не могу сделать ни единого предположения о том, что произошло», – заявил Брэд Эндрюс, старший вице-президент по зоологии в корпорации Буш Энтертэйнмент (Busch Entertainment Corp.), дочерней организации компании Анхойзер-Буш (Anheuser-Busch), которой принадлежит SeaWorld. – «Что бы это ни было, это неприемлемо».

Научный центр изучения дельфинов размещает информацию о своих дельфинах на специальных табличках. Дельфинам, пойманным в природе, в графе «происхождение» указывают предыдущий аквариум, в котором дельфин жил.

Морские парки и аквариумы, озабоченные своим имиджем, уже более десяти лет не подают заявок на лицензию на отлов косаток или дельфинов, хотя и не исключают возвращения к этой практике в будущем.

По документам, около двух третей морских млекопитающих, которые в данный момент выставлены на обозрение в морских парках США, были рождены в неволе.

Ещё 11% попали в парки с морского берега — слишком больные или травмированные, чтобы их отпустить обратно на волю. Остальные, за исключением 4%, чьё происхождение неясно, были пойманы в дикой природе более десяти лет назад.

Адам Патнэм, республиканец и член Палаты представителей США от города Бартоу в центральной Флориде, заявил, что морские парки должны «играть по правилам» ухода за животными, но не склонен их критиковать.

«Наши крупные, солидные и хорошо финансируемые парки не просто учат дельфинов приносить кольцо, они делают больше», – сказал он. – «Каждый раз, когда происходит инцидент с морским млекопитающим: кит выбрасывается на берег, ламантина ранит катер или заболевает бутылконосый дельфин — в первую очередь звонят людям из лучших морских парков, которые находятся занимаются передовыми исследованиями в области морской биологии».

Исследования, проведённые в морских парках и зоопарках, по словам Мэрили Менар, исполнительного директора Объединения Морских Парков и Аквариумов (Alliance of Marine Mammal Parks and Aquariums), «привели к улучшениям в диагностике и лечении болезней, в методике проведения анастезии и операций, в тестах на токсичные вещества и их влияние на морских млекопитающих, а также к прогрессу в области диет, витаминных добавок и кормления новорождённых».

По её оценке, члены Объединения тратят около 1 миллиона долларов в год на спасение и реабилитацию выброшенных на берег животных.

Майкл Хатчинс из ААЗА оценивает расходы членов его организации на исследования в более 50 миллионов долларов в год. «Очень трудно обозначить точную сумму».

Компани SeaWorld вдохновила юных посетителей на то, чтобы стать ветеринарами, специалистами по охране природы и по экологическим исследованиям. «В какой-то момент мы задели их за живое — достаточно, чтобы они встали и начали что-то делать. И я думаю, что это здорово», – заявил Эндрюс.

Том Лантос заявил, что, по его мнению, морские парки «могут делать только хорошее, не делая негативного».

«Меня не устраивают заявления о том, что они делают что-то полезное, хотя при этом обращение с животными остаётся крайне далеким от идеального».

В составлении этого материала приняла участие журналист и исследователь Барбара Хайджек (Barbara Hijek).

Копирайт © 2016, Sun Sentinel

Перевод для SaveDolphins.net: Роман Бондаренко

Leave a Reply